Поединок в стратосфере

Поединок в стратосфере № 29 (1307) 21.04.2015 г.

КАК БЫЛ ПРЕСЕЧЁН ШПИОНСКИЙ ПОЛЁТ ФРЭНСИСА ПАУЭРСА. ВЗГЛЯД СКВОЗЬ ГОДЫ

 

В 8 часов 53 минуты 1 мая 1960 года под Свердловском советские зенитные ракетчики уничтожили американский самолет-шпион «У-2», пилотируемый Пауэрсом. Летчик выбросился с парашютом. А через 30 минут трагически погиб летчик-истребитель старший лейтенант Сергей Сафронов, летевший на перехват цели… Сегодня мы более подробно расскажем о драматических событиях над Уралом 55-летней давности.

В 1960 году, да еще и 1 мая, в День международной солидарности трудящихся, над Свердловском был сбит американский самолет-разведчик. Первомайская демонстрация 1960 года в Свердловске (сейчас – Екатеринбург) шла своим чередом, как вдруг в небе прогремели мощные раскаты, будто что-то взорвалось. Люди замерли, вскинув головы. Но так и не разглядев среди облаков хоть что-то, что могло стать причиной странного звука, уральцы продолжили праздновать. «Гром, наверное, а дождь стороной прошел», – пожимали плечами люди. Меж тем над ними разворачивался настоящий воздушный бой. Советские войска ПВО Урала атаковали неизвестный самолет, нарушивший нашу границу. Позже была восстановлена картина той охоты на самолет, которым управлял американский пилот Ф. Пауэрс. Ранним утром, в 5 часов 39 минут, по тревоге были подняты все силы ПВО СССР: в районе города Термеза (Узбекистан) в наше небо вторгся неопознанный летающий объект…

В Москве, на Красной площади, шла демонстрация. Глава правительства страны Никита Хрущев нервничал на трибуне мавзолея. Однако, сдерживая чувства, улыбался приветственно колоннам москвичей, вышедших на первомайскую демонстрацию. Ранним утром ему сообщили, что иностранный самолет на юге пересек государственную границу и на большой высоте идет к Уралу. С какой целью запущен и кем? Есть ли на борту оружие? Ответа не было. Приняли решение пресечь полет, но… Н. Хрущев подозвал находившегося на трибуне маршала Советского Союза, главнокомандующего войсками ПВО страны, заместителя министра обороны СССР Сергея Бирюзова и распорядился: «Сергей Семенович, узнай, как дела».  Маршал вернулся и принес радостную весть: самолет сбит первой ракетой.

Невозможно описать ту радость, которую испытал Н. Хрущев, когда ему на трибуне мавзолея в день Первомая шепнули, что американский самолет-разведчик сбит, а пилот пленен. Праздник омрачался только сообщением о гибели летчика истребителя МиГ-19, старшего лейтенанта Сергея Сафронова. Два наших истребителя-перехватчика старались перехватить высотный самолет U-2. Одному удалось увернуться, а в самолет Сафронова попала одна из пущенных ракет. Достать U-2 оказалось не так-то просто. Истребители МиГ-19, брошенные на перехват, просто не могли подняться на высоту22000 метров, на которой летел нарушитель. Оставалось надеяться только на зенитные ракеты В-750 ЗРК С-75. О существовании новых систем С-75 в мире еще не знали. Поднимая самолет-разведчик типа  Lockheed U-2 с американской секретной базы в городе Пешаваре на севере Пакистана, Пауэрс тоже ничего не знал о новом оружии СССР. Он получил приказ отснять сверху космодром Байконур, оборонные заводы Урала, Северодвинск, где делали атомные подводные лодки, Североморск – главную базу Северного флота, порт Мурманск, а также записывать все сигналы радиолокационных станций. Приземлиться он должен был на военной базе в Норвегии.

Зенитно-ракетный комплекс типа С-75 с ракетой В-750 создал конструкторский отдел с названием «Факел» под руководством генерального конструктора Петра Грушина. Более 40 лет П. Грушин руководил «Факелом». За время своей работы он стал дважды Героем Социалистического Труда, лауреатом Госпремии СССР, академиком. П. Грушин создал 14 типов зенитных ракет. Его ракеты сбили 2 тысячи американских самолетов, а «звездным часом» для П. Грушина стал именно Первомай 1960 года.

Тактико-технические характеристики американского и советского самолетов разнились. Так, U-2 – это американский высотный самолет-разведчик, способный развить максимальную скорость в 850 км/час. Дальность его полета достигает3500 км, а практический потолок –21336 м. МиГ-19 – это первый советский серийный сверхзвуковой истребитель, максимальная скорость которого достигает 1452 км/час. Дальность полета составляет1400 км, а практический потолок –17900 м.

После того, как 1 мая 1960 года советский зенитно-ракетный комплекс С-75 впервые сбил этот самолет-разведчик (до этого американцы беспрепятственно 24 раза пересекали границы СССР), США переориентировали маршруты аэроразведки на Китай, Тайвань и Кубу. В эти страны были поставлены новые ЗРК С-75, и американцы потеряли еще 5 самолетов U-2 (4 над Китаем и 1 над Кубой).

Н. Хрущев после Первомая 1960 года несколько дней вел хитрую игру, выслушивая псевдонегодующие крики из Вашингтона. Там полагали, что Пауэрс погиб, и отрицали все упреки в шпионаже. А когда Дуайт Дэвид Эйзенхауэр, казалось, обманул уже весь мир, Никита Сергеевич предъявил Пауэрса, фотоаппараты воздушной разведки и прочие шпионские приспособления. На фронтах «холодной» войны усилились «заморозки»… Можно ли было пресечь шпионский полет до Урала? Разумеется, но только в районах дислокации зенитных ракетных комплексов. И как потом отмечал министр обороны страны маршал Родион Малиновский, самолет был сбит в таком месте, чтобы руководство США не могло прикрыться случайным нарушением нашего воздушного пространства. «Уверенности в том, что сможем гарантированно поразить цель, – вспоминает бывший командир корпуса ПВО генерал-лейтенант Федор Савинов, – ни у кого не было, отсюда и нервное напряжение». Волновались все, от командующего истребительной авиацией ПВО генерала Евгения Савицкого до рядового пилота, ракетчика. Слишком высоко шла цель…

Автор статьи с 1954-го по 1957 год служил в Уральской армии ПВО оператором наведения планшета заградительного огня на командном узле корпуса. Сейчас уже очевидно: причина повышенного динамизма, определенная несогласованность в действиях – это от нехватки опыта, необычности боевого поединка. Зенитные ракетные части только формировались и управлять ими совместно с истребительной авиацией только учились, необходимые структуры ПВО находились в процессе создания. Руководство нашей страны и Вооруженных Сил понимало, что полет Пауэрса над СССР может быть воспринят не просто как разведывательный полет, который можно было бы как-то «проглотить», а как нечто большее. Сквозной пролет по всему Советскому Союзу показал бы, что наша страна не защищена перед авиацией, действующей на больших высотах. К тому времени в США наряду с серийным  высотным бомбардировщиком В-52 начал выпускаться новый стратегический В-58 Hustler с потолком высоты 21 тысяча метров. Однако за рубежом недооценили возможности СССР. Достоинства высотных самолетов США и Англии уравновесил ЗРК С-75, ракета которого могла поражать цели на высотах более 25 тысяч метров. «Начало полного драматизма событий 1 мая 1960 года – 7 часов 3 минуты, когда по сигналу боевой тревоги взлетели два МиГ-19. Через 32 минуты они были в аэропорту Кольцово – в Свердловске. А дальше… – вот так вспоминал капитан одного из МиГов Борис Айвазян. – В Свердловске самолеты начали срочно заправлять горючим. Быстрее наполнили баки истребителя Сергея (Сафронова. – ред). И как ведущий я пересел в его машину в готовности взлететь по приказу на перехват противника. Однако взлет задержали на 1 час 8 минут. На аэродроме случайно оказался самолет Су-9. Капитан Митягин перегонял истребитель с завода в часть базирования. Машина совершеннее Миг-19, а главное, потолок высоты у нее до 20 тысяч метров. Правда, к бою она не была готова, отсутствовало вооружение, летчик был без компенсирующего костюма. На КП, видимо, точно определили высоту самолета-незнакомца и поняли, что достать его мог только Су-9. Капитану Митягину поручили перехватить U-2 на подходе к Свердловску. По включенной рации я услышал переговоры между КП и летчиком: «Задача – уничтожить цель, таранить», – прозвучал голос штурмана наведения. Секунды молчания, а потом: «Приказал Дракон (фронтовой позывной Е. Савицкого)». Я понял: летчик обречен, шел на верную смерть. Видимо, иного выхода у командования не было. «А ракеты?» – возразит иной читатель. Дело в том, что атака производилась южнее Свердловска. Противник мог обогнуть город, обойти место дислокации ракетных дивизионов. Включен форсаж, и капитан Митягин вышел на высоту Пауэрса. «Расстояние – 10 километров, 8…Цель перед вами», – доносило радио. Митягин цели не увидел, и его самолет стал резко обходить U-2, скорости разные. Штурман растерялся и потребовал от летчика выключить форсаж. Митягин выключил, и самолет со снижением вышел из зоны атаки, а топливо заканчивалось. «Идите на посадку», – последовала команда ему, а нам – взлет. Взлетели. Пауэрс над нами, но где? Кручу головой – вокруг никого. В те секунды заметил взрыв и пять уходящих к земле точек. Эх, угадать бы тогда, что это был разваливающийся U-2. Я принял взрыв за самоликвидацию ракеты, тут же сообщил на КП. В это время ракетчики получили приказ об уничтожении цели. К тому времени ракетчики прочно держали противника. По связи звучит команда и.о. командира ЗР дивизиона майора Михаила Воронова: «Цель уничтожить». Стартовики, расчет сержанта А. Федорова, сработали безошибочно. Всплеснулось пламя, и ракета, опалив землю, стремительно пошла навстречу самолету-незнакомцу. Ракета взорвалась позади самолета, и ее осколки пробили хвостовое оперение и крылья, не затронув кабину. Пауэрс выбрался из падающей машины, воспользовался парашютом, так как был в защитном компенсирующем костюме. А вот старший лейтенант Сафронов – не мог».

Его гибель долгое время замалчивалась, поскольку она была засекречена. Пауэрса поймали наши колхозники Косулинского совхоза около деревни Поварня (в 24 километрахот Свердловска) и сдали местной власти. Через сутки Пауэрса отправили в Москву. Спустя 4 месяца Верховный суд СССР осудил Ф. Пауэрса на 10 лет лишения свободы по статье «Об уголовной ответственности за государственные преступления». Однако спустя полтора года он уже вернулся на родину в США. Судебный процесс в Москве, в доме Союзов, по делу Ф. Пауэрса был в первую очередь показательным. Потом Пауэрса обменяли на нашего разведчика Рудольфа Абеля, который к тому времени уже несколько лет сидел в американской тюрьме. Обмен произошел 10 февраля 1962 года в городе Берлине на мосту Глинке. Пауэрс прожил в США еще 15 лет и погиб при крушении вертолета. Из летчика-шпиона сделали героя. Спустя полвека Пауэрса в США решили наградить за мнимые пытки в советском плену. На торжественной церемонии в штаб-квартире Пентагона внукам агента ЦРУ летчика-шпиона Ф. Пауэрса вручили третью по значимости военную награду США – Серебряную звезду. «Пауэрс посмертно награжден за героизм, проявленный во время нахождения в советском плену», – говорилось в сообщении пресс-службы ВВС США.

Американская военная бюрократия, похоже, за неимением «свежих» героев, решила сделать из истории Пауэрса пропагандистский миф, наполненный ностальгией по временам холодной войны.

В мае 1960 года был обнародован указ о награждении воинов Уральского военного округа за уничтожение самолета-шпиона. 21 человек удостоился орденов и медалей СССР.

Материал подготовил Ю. ЗАПЕВАЛОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *